Связь с мэрией

АНОНС: Деревне Усть-Иня — 300 лет!

Завтра, 29 июня, в 11 часов на центральной поляне Инюшенского бора состоится празднование 300-летия деревни Усть-Иня.

В программе мероприятия, подготовленного активистами ТОС «Боровой»: театрализованное представление о 300-летней истории деревни Усть-Иня, открытие памятной стелы, вручение юбилейных значков, выступление хора «Родник Сибири». Для детей и взрослых организованы игры и конкурсы. Всех гостей праздника ждут угощения.

Историческая справка о деревне Усть-Иня

В 1581–1585 годах Московское царство во главе с Иваном Грозным существенно расширило границы государства на восток, вследствие победы над монголо-татарскими ханствами. Именно в этот период Россия впервые включила в свой состав Западную Сибирь. Это случилось благодаря удачному походу казаков во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем против хана Кучума.

Поселение наше называлось деревня Усть—Иня, а сейчас ТОС «Боровой», Октябрьский район г. Новосибирска. К 1718 году русский пограничный разъезд, двигаясь вдоль знаменитой Телеутской межи, обнаружил, что на другой стороне заставы пусты — начиналась русская страница истории будущих Новосибирской и Кемеровской областей, Алтайского края.

Присоединение к России Телеутской землицы (современные Новосибирская и Кемеровская области с Алтайским краем) не сопровождалось передачей власти или иным юридическим актом, а осуществлялось по факту свободного проникновения на эту территорию подданных Московского Государства, первые признаки которого стали фиксироваться, примерно, с 1713 года. Но в 1721 году была провозглашена Российская Империя. Таким образом, датой официального присоединение Верхнего Приобья к России следует считать юридический акт образования Российской Империи 22 октября 1721 года, которым по европейскому законодательству узаконивалось право России включать в себя территории других народов и государств. Не случайно в тот же день царь Петр принял от синода и сената несколько почетных титулов, в том числе: Отца Отечества, Всероссийского Императора и Петра Великого.

Деревня Усть-Инская возникла не позднее начала XVIII века. Точная дата затерялась на пыльных полках архивов, а может быть, никто никогда и не знал этой даты: называются годы от 1710 до 1733—го. В 1733 году молодой двадцативосьмилетний немец, прозванный на русский манер Федором Ивановичем, приехал в Сибирь, где шло полным ходом расселение русских на покинутых телеутами территориях. Несмотря на свой возраст, Федор Иванович уже был профессором, читал лекции студентам и даже успел поработать редактором первой русской печатной газеты «Санкт—Петербургские ведомости». Вместе с двумя профессорами и группой студентов он развернул в Сибири бурную исследовательскую деятельность: описывал местные обычаи и земли, работал с летописями, объездил множество русских поселений и даже проводил археологические раскопки. Точно неизвестно, проезжал ли Федор Иванович самолично по земле, где через полтора с лишним столетия начнет стремительно расти, поглощая окрестные поселения, прожорливый сибирский мегаполис. Вполне возможно, это был первый высокий гость будущего Новосибирска. В своей статье «Описание Кузнецкого уезда Тобольской Провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 г.» ученый—исследователь приводит список деревень Кузнецкого уезда, среди которых упоминаются Ельцовка, Каменка и деревня Усть-Инская. Деревни уже существовали. Вернувшись в Санкт—Петербург, он через некоторое время станет ректором университета, наведя там строгие немецкие порядки. Даже создаст специальные правила, в которых запретит студентам драки, распитие горячительных напитков, карточные игры и курение. Вот таким вот «суровым деспотом» окажется Федор Иванович, настоящее имя которого — Герард Фридрих Миллер. Тот самый Миллер, которого называют крестным отцом русской историографии, автор самой известной и самой спорной версии о происхождении российского государства — «норманской теории».

В 1777 году в деревне Усть-Иня проживали Масловы, Белкины, Белоусовы, Казанцевы, Барышевы, Сидельниковы, Колесниковы, Рожковы и Овчинниковы.

В списках 1777 года среди жителей деревни упоминается семья Колесниковых. Есть версия, что прародителем их мог быть уроженец Чернигова Сергий Колесарь, попавший в Сибирь еще в XVI веке как польский военнопленный. Потомки Колесаря широко развернулись на вольных сибирских хлебах: двое из сыновей служили пятидесятниками Томского иноземного полка, причем Василий Колесарь (или уже Колесников?) стал весьма состоятельным человеком: владел заимками, входил в томскую элиту, был совладельцем рыбной тони на Оби.

Деревня, расположенная между рекой Плющихой и нынешним карьером Борок, постепенно росла — медленно, но верно. На Плющихе строились мельницы, в середине XIX века их было уже пять: четыре мутовчатых и одна колесчатая. Мутовчатые, видимо, поставлены давно, возможно, еще в XVIII веке. Они имели горизонтально расположенное водяное колесо с лопастями, на которые сверху падала вода. Колесо вращалось и при­водило в движение жернов. Колесчатая (которая и принадлежала семье Колесниковых) была более передовой, более мощной и более производительной. Эти мельницы на Плющихе помнил наш старожил с Овражного переулка Владимир Федорович Парковский.

Жители Усть-Инской (помимо традиционного крестьянского труда) зарабатывали на хлеб с маслом и чарку водки поставками муки на заводы Колывано—Вознесенские.

Поставщиков заводы выбирали крупных, чтобы могли поставлять большие партии, да еще «конкурсы» между ними устраивали. Тем не менее, известно, по крайней мере, два случая, когда побеждали на таких «конкурсах» жители Усть—Инской. В 1783 году Афанасию Барышеву достался подряд на поставку 10 тысяч пудов муки, а в 1786-м — С. Белоусову на поставку 650 пудов (отчаянно демпингуя, он предложил цену 16 копеек за пуд).

В 1823 году в Усть-Инской проживала 21 семья, державшая 80 коров и 90 лошадей. Зажиточная деревня! По величине собираемых налогов она стабильно входила в тройку поселений, оказавшихся затем в городской черте Новосибирска. С 1859 по 1893 годы Усть-Инская выросла по числу дворов в два раза, а с 1893 по 1911 — в три раза (при этом число жителей — в 5 раз раз!).

С появлением Ново-Николаевска жители «Инюшки» (как именовали село в просторечии) постоянно конфликтовали с городскими. Отчасти это вытекало из того, что деревня лежала между Бердском и Ново-Hиколаевском, и через нее шел и ехал постоянный поток крестьян из глубинки в город. Патриархальный уклад рушился на глазах, озлобляя и без того обедневших с тяготами японской и Первой мировой войн крестьян. Bпрочем, они довольно быстро приспособились зарабатывать в соседнем городе деньги, выезжая торговать своей продукцией (а также самогоном) на базар. На Базарной, а затем на Ярмарочной площадях Ново-Николаевска усть-инские стали завсегдатаями. Между новорожденным городом и почти двухсотлетней деревней происходил и еще один любопытный обмен. Деревенские «рождались» в городе, а городские «умирали» в Усть-Ине. В 1908 году в Закаменском районе Новосибирска возвели деревянную Богородице-Казанскую (Закаменскую) церковь. Находилась она на ул. Сузунской (ныне Восход), и именно к ней были приписаны усть-инские. Здесь они заключали браки и регистрировали новорожденных вплоть до марта 1920 года. А ново-николаевцы, в первые годы жизни не имевшие собственного кладбища, хоронили умерших либо на левом берегу в Кривощеково (переправляя гробы через реку на лодках), либо на кладбище деревни Усть—Инская (оно располагалось на месте сегодняшнего Инструментального завода и «Химфарма»). Такой вот обмен получался между жизнью и смертью... В Усть-Ине обучала детей и одна из одноклассных церковно—приходских школ Усть—Инской церкви. Храм пережил деревню на десять лет. В 1939 году его закрыли, помещение некоторое время занимал кинотеатр «Заря».

Антагонизм растущего города и стремящейся сохранить свою независимость деревни нарастал. Жители Усть—Инской встречали в штыки любое посягательство на изменение привычного жизненного уклада: отчаянно сопротивлялись продразверстке, не захотели допустить на свою землю потребкооперацию, игнорировали призывы участвовать в займе на индустриализацию, не платили в казну положенное, избивали и даже стреляли пришлых и судились с городом. Жители Усть-Инской попробовали пробить в лесном отделе полный запрет на выдачу билетов горожанам, но это не принесло результата. И тогда они начали самовольно отлавливать и наказывать нарушителей. Обстановка постепенно накалялась все сильнее и сильнее. Добравшаяся до деревни во второй половине двадцатых «нахаловка» только усугубила ситуацию, Теперь ходить через Усть—Инскую стало и вовсе опасно. Чужаков отчаянно гоняли, а собственные огороды охраняли с обрезами. В березовой роще вежду улицей Переселенческой (которая существует и сегодня на берегу Плющихи) и деревней Усть—Иня нередки были случаи разбойных нападений и грабежей. Окончатель­но уничтожило деревню решение построить Бердское шоссе. Проект строительства утвердили в 1929 году: "Утвердить направление от завода "Труд«— деревня Усть—Иня — поселок Анастасьевский — поселок Матвеевский — деревня Нижняя Ельцовка — Бердск. Дорога 4—го разряда: до пересечения с ж/д магистралью Новосибирск — Ленинск — мостовая шириной 18,60 м, дальше — щебеночное шоссе шириной 12,10 м. Утвердить строительство моста через р. Иня в 60 м ниже существующего ж/д моста Алтайской ж/д. Этот мост был деревянным, на бетонных быках (его разобрали при строительстве шоссе в Академгородок, тогда же был построен новый мост, а быки от старого и сейчас торчат посередине реки). Вы наверняка обратил внимание на разницу в ширине дороги до и после пересечения с железной дорогой. Дело в том, что эти «лишние» шесть с половиной метров отводились под будущую трамвайную линию. К сожалению, планам этим (трамвай планировали пустить до Первомайского района) не суждено было сбыться. Впрочем, до 1970—х годов трамвай действительно ходил по улице Большевистской — вплоть до речки Плющихи. Строили Бердское шоссе крестьяне окрестных деревень, в том числе и Усть—Иской. Вырубали лес, корчевали пни, возили песок... Все по трудгужповинности, как тогда это называлось. Штатных работников на строительстве было всего пятеро. В 1929 году, когда было окончательно принято решение о строительстве шоссе, и тогда Усть—Инскую включили в состав города. Это решение вызвало бурю возмущения селян. Собравшись, они... подали на город в суд! Но слишком неравны были силы. Суд принял сторону Новосибирска, признав решение о присоединении. И старая деревня, основанная еще в начале XVIII века, перестала существовать.

Исторический материал взят из книги «Новосибирск: Пять исчезнувших городов». (Маранин Игорь, Осеев Константин), исследования и статьи — краеведа и сотрудника музея Новосибирска Константина Артемовича Голодяева, исследования — доктора исторических наук, профессора Екатерины Ивановны Красильниковой.

  • АНОНС: Новосибирску — 126 лет! Впервые праздник начнется в Академгородке

    В воскресенье, 30 июня, Новосибирск отметит День города. Впервые праздничная программа начнется в Советском районе с возложения цветов к бюстам основателей Академгородка — Михаила Алексеевича Лаврентьева и Валентина Афанасьевича Коптюга. В основных торжественных мероприятиях примет участие мэр Анатолий Локоть.

  • Принимаем поздравления Кубы

    В преддверии празднования 126-летия Новосибирска Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Куба в РФ Херардо Пеньяльвер Порталь поздравил мэра Анатолия Локтя с Днем города.